7 Февраля 2018

Предприниматели сами загоняют себя в ловушку, когда уход от налогов становится залогом прибыльности их предприятий. Но повышение эффективности надзорных органов делает неработоспособной такую модель ведения бизнеса, и бизнесменам так или иначе придется ее менять, чтобы остаться на плаву.

Предпринимательство — это умение быть успешным даже в неблагоприятных обстоятельствах и при любом состоянии экономики.

В современных российских условиях крупный бизнес находится в более выгодном положении, чем мелкий и средний, хотя он и обременен колоссальными издержками и менее проворен. У крупного бизнеса есть доступ к капиталу, он опирается на государство — формально или неформально. Ему часто проще защититься от различных агрессивных выпадов извне, поскольку у него есть административный и финансовый ресурс, инвестиции и кредиты.

У малого и среднего бизнеса (МСБ) зачастую всего этого нет. И в ближайшие годы вряд ли стоит надеяться на улучшение внешней конъюнктуры — нет причин и предпосылок для того, чтобы нефть подорожала, а капитал подешевел. К тому же государство методично притесняет малый бизнес (примеры тому — ограничения применения вмененного налога, ЕГАИС, электронные чеки и пр.). По словам Святослава Бирюлина, директора группы БДО Юникон, в ближайшие годы это наступление, вероятнее всего, продолжится. МСБ жалуется, что государство не только не поддерживает его, но и ведет себя так, словно хочет его извести. Безусловно, жалобы отнюдь не беспочвенны. Однако энергии, потраченной на них, можно найти более подходящее применение. Несмотря на то, что в России десятки тысяч предприятий МСБ, и у всех своя ситуация, в большинстве случаев МСБ сделал далеко не все, чтобы обвинять во всем только налоги.

Во-первых, тратить время на негодование имеет смысл только в том случае, если есть возможность что-либо изменить. Государственная машина сейчас действует против МСБ, но жизнеспособность бизнеса не может и не должна зависеть от закона или системы налогообложения. В конце концов, предпринимательство заключается в умении быть успешным даже в неблагоприятных обстоятельствах. Стоит отметить, что транснациональные компании без труда адаптируются к налоговому законодательству разных стран, а все потому, что их бизнес-модели сфокусированы на потребителе и продукте. Если у вас есть продукт, интересный потребителю, — деньги на налоги найдутся всегда. Поэтому время, потраченное на недовольство текущим законодательством, лучше потратить на решение насущной проблемы — что  изменить в текущей бизнес-модели, чтобы она эффективно работала и в имеющихся условиях? Это возможно, хотя и непросто.

Во-вторых, в отдельных случаях МСБ сам загнал себя в ловушку, выстроив бизнес-модель таким образом, что основополагающим фактором прибыльности стал уход от налогов (занижение таможенных пошлин, дробление бизнеса и т. д.). Однако теперь это стало невозможно, точнее — слишком дорого, и к этому малый и средний бизнес оказался не готов. Но справедливо заметить, что у подобных компаний есть успешные конкуренты, которые полностью выплачивают все налоги. Значит, вести деятельность и выплачивать налоги — это вполне возможно, нужно только поменять что-то внутри.

В-третьих, по словам С. Бирюлина, едва ли не все предприятия МСБ работают без долгосрочных стратегических планов. При этом они не вполне осознают, какие колоссальные и, самое главное, бесполезные издержки возникают из-за этого. Не имея четких ориентиров, меняя концепцию чуть ли не ежеквартально, предприятия не могут расставить приоритеты и сфокусировать усилия, капитал, компетенции, технологии и время на перспективных направлениях. В результате это оборачивается тем, что они терпят невидимые, но весьма ощутимые убытки, не отражающиеся в управленческом учете.

В-четвертых, предприятия МСБ в большинстве своем не уделяют должного внимания изучению потребительских предпочтений. Этот факт во многом определяет их низкую эффективность, но он же является и мощным источником потенциального роста: тот, кто станет применять маркетинг раньше других, получит мощное преимущество.

В-пятых, официальные данные показывают, что производительность труда в России ниже, чем даже в Латвии. А все потому, что это колоссальный источник экономии, благодаря которому повышение налогов может остаться незамеченным. Причем производительность труда — это не обязательно инвестиции в оборудование. Обычно это лишь скрупулезная работа с процессами или простые и очевидные решения. Например, в большинстве российских предприятий МСБ работают бухгалтеры, айтишники, юристы, программисты, тогда как у их коллег из стран Запада (с не менее жесткими, кстати, налогами) все эти задачи уже давно находится на аутсорсинге. Всевозможные IT-решения, позволяющие повысить эффективность без существенных инвестиций, появляются и дешевеют с каждым днем — именно тут МСБ легко может обойти неповоротливый громоздкий крупный бизнес.

Макроэкономические факторы, влияющие на МСБ, продолжат ухудшаться. Но если рынок вдруг перейдет в рост, а внешние условия станут смягчаться, тогда стоит ожидать наплыва новых конкурентов, в том числе иностранных, у которых большой опыт выживания в условиях стагнации. Таким образом, легче МСБ не будет ни при каком сценарии, поэтому размышления о внешней конъюнктуре рекомендуется перевести в действия — что конкретно предпринять в ближайшее время, чтобы быстрее адаптироваться. Как рассказал Святослав Бирюлин, во всех случаях, с которыми ему приходилось сталкиваться на практике, внутренний потенциал бизнеса еще не исчерпан до такой степени, чтобы стоило винить во всем только внешние обстоятельства.

По материалам Forbes

Вернуться к списку